на главную

Исх. № 1318

27 июля 2010 года

В Ленинский суд РСО-А г.Владикавказа

В защиту интересов потерпевших

по делу о теракте в СОШ №1 г.Беслан

от потерпевших в Бесланской трагедии

 

 

ЖАЛОБА

на незаконные действия (бездействия) должностных лиц

в порядке статьи 125 УПК РФ

 

Мы, признанные потерпевшими и близкие потерпевших по уголовному делу № 20/849 о захвате заложников и совершении теракта в СОШ №1 г.Беслана считаем, что уголовное дело расследуется необъективно, права потерпевших систематически ущемляются. Почти шесть лет следствие делает видимость проведения расследования.

Мы считаем, что уполномоченные государством специальные правоохранительные структуры (прокуратура, следственный комитет) не провели объективное расследование причин гибели сотен погибших в теракте и получения моральных и физических страданий потерпевшими в теракте. Вследствие такого расследования не все виновники бесланской трагедии понесли заслуженное наказание, а точнее, кроме Н.Кулаева, никто не отбывает наказание. Шесть лет немалый срок, чтобы общественность и потерпевшие, наконец, узнали поименно всех виновников теракта. Согласно выносимым постановлениям через каждый квартал продлевается срок расследования по уголовному делу № 20/849. Мотивы продления за шесть лет не меняются: все шесть лет допрашиваются потерпевшие, что, конечно, тоже необходимо, и ищут неопознанных ещё террористов. Однако, что касается действий силовых структур, в большом количестве присутствующих в дни трагедии в Беслане, то их действиям не дана правовая оценка, то есть их действия почему то не расследованы и они автоматически признаны только спасателями. А между тем, мы неоднократно заявляли следователям через ходатайства, что считаем необходимым расследование действий каждого военного, присутствующего в Беслане по причине того, что есть свидетели обстрела танками и огнеметами здания школы в дневное время. А также не были проведены должным по закону образом судебно- медицинские экспертизы погибших и раненных. Экспертиза, вопреки существующему федеральному закону РФ О судебно-медицинской экспертизе проводилась по так называемому наружному осмотру.

Потерпевшим не обеспечен доступ к материалам дела, что в свою очередь препятствует доступу потерпевших к правосудию, лишает их возможности получать информацию о движении уголовного дела, активно участвовать в собирании и исследовании доказательств, иными способами отстаивать свои интересы.

Необоснованная длительность расследования данного уголовного дела отдаляет перспективу судебного разрешения дела.

Отсутствие у потерпевших на протяжении почти шести лет информации о произведенном расследовании по уголовному делу могут стать причиной утраты доказательств и тем самым привести к невозможности восстановления нарушенных прав и законных интересов участников процесса, к нарушению гарантируемого статьей 52 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на доступ к правосудию и компенсацию причиненного вреда.

Потерпевшие считают, что их родные и близкие, погибшие и получившие ранения в теракте, погибли и получили ранения в результате взрывов и пожара в спортзале. Причину возникновения взрывов и пожара в двух судебных процессах: по Кулаеву и по сотрудникам РОВД г.Беслана, не исследовались. А между тем, без выяснения причин природы взрывов и пожара в спортзале, по мнению потерпевших, невозможно было вынести обоснованное, мотивированное решение об уголовной ответственности в любом судебном процессе по Бесланской трагедии.

С 10 ноября 2006 года следствием было вынесено Постановление о проведении комплексной криминалистической (математического моделирования взрывов, взрывотехнической и баллистической судебной экспертизы) для выяснения природы взрывов и пожара в спортзале. Эта экспертиза была проведена и сделан вывод о причинах пожара и гибели заложников и получения ранений: из-за взрывов самодельных взрывных устройств, развешанных террористами. Потерпевшие считают, данная экспертиза является незаконной в связи с тем, что проводилась заинтересованными экспертами. Согласно ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу: если он находится в служебной зависимости от сторон и их представителей. Эксперты, которые проводили эту экспертизу - в подчинении Министерства обороны. Отвод, заявленный этим экспертам от 16 января 2007года за исх. № 237 был отклонен следователями, как необоснованный. Потерпевшие считают, что выводы такого состава экспертов не могут быть объективными и потому проведенная им и экспертиза незаконна. Потерпевшие также не согласны с тем, что им не предоставляется копия этой экспертизы, для её полного изучения. Считаем, что с результатами этой экспертизы мы должны тщательно ознакомиться и изучить их. Это наше право закреплено в ст.42 УПК РФ. Не исключено, что всестороннее изучение результатов экспертизы, в том числе и потерпевшими, поможет следствию для выяснения всех обстоятельств трагедии. Тем более, в экспертизе о причинах гибели наших родных не может и не должно быть секретов и тайн. Предоставленная возможность ознакомления с заключением экспертизы в виде чтения не достаточна для защиты наших прав в судебных инстанциях и возможности проконсультироваться у специалистов-экспертов.

01 октября 2009 года, исх. № 301/ 37-10421-09 за подписью руководителя следственной группы по уголовному делу № 20/ 849 А.Н. Халиным, потерпевшие получили ответ на несколько поставленных вопросов перед следствием. Считаем, что ответы на поставленные потерпевшими вопросы, нарушают право потерпевших на объективное расследование, на получение информации.

Согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающие его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Согласно ч. 4 ст. 29 Конституции РФ каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Потерпевшие получили ответ от следователя А.Н. Халина, где указано, что создание оперативного штаба носит секретный характер. Приказ о проведении операции по спасению заложников носит секретный характер. При этом не указано, согласно какого закона, и на каком основании эти документы объявлены государственной тайной. УПК РФ предусматривает ознакомление потерпевших при соблюдении процедуры оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну. Нам такая процедура не была предложена следствием.

В ответе о соответствии применении танков и огнеметов российским и международным законам следователь А.Н. Халин указал, что применение огнеметов и гранатометов было обусловлено необходимостью скорейшего подавления огневых точек террористов, где отсутствовали заложники. Мы полагаем, что у военных в тот момент не было возможности проверить: были заложники на месте обстрела огнеметами или не были. Доводим до сведения суда, что из материалов уголовного дела по Н. Кулаеву, погибших в спортзале было 116 человек. Это из 331 всего погибших в теракте. Вопрос, на который не могут до сих пор ответить в том числе и А.Н. Халин. А где погибли большинство заложников. если не в спортзале. Спортзал был заминирован. А другие места здания школы не были заминированы. Большинство заложников были выведены из спортзала, либо они сами убежали из этого ада, чтобы встретить пулю по дороге к спасению. Чьи пули принесли смерть нашим родным и близким, чьи пули ранили потерпевших? Ответ на этот вопрос не дан именно в следствии такого подхода к судебно- медицинской экспертизе : в виду очевидности происшествия, в виду большого количества погибших. Кто установил, что заложников нет на месте обстрела танками и огнеметами? Просим суд признать и эти действия следствия незаконными, так как они не соответствуют требованиям УПК РФ по сбору доказательств. То есть мы считаем, что следствие не занималось сбором доказательств по выявлению причин гибели заложников, получения потерпевшими ранений. Вследствие этого не выяснены причины гибели большинства заложников, находившихся вне спортзала. Следствие отговоркой не предусмотрено законом лишает потерпевших возможности помочь следствию, и при помощи ознакомления с личными вещами погибших. Например, на личных вещах погибшего Бетрозова Алана были четко видны пулевые отверстия, а эксперты зафиксировали осколочные ранения размеров до 4 см, которых по показанию свидетелей не было на теле у погибшего. Доказательством такого мнения родственников погибшего являются вещи погибшего, которые следствие отказывается предоставить не даже для выдачи, а для ознакомления. Почему? Просим суд признать действия следствия в части не ознакомления потерпевших с личными вещами погибших, незаконными.

Мы полагаем, что следствие провело расследование действий каждого из вышеперечисленных лиц, так как от действий именно этих людей зависели многие жизненно важные моменты: проникновение банды на территорию района, школы; беспрепятственный захват заложников; ход переговоров; подготовка к спасению заложников; распространение заведомо ложной информации о количестве заложников; применение танков, огнеметов по зданию школы.

Потерпевшие просили предоставить им для ознакомления эти результаты расследования в отношении вышеперечисленных лиц. А именно вопрос был сформулирован следующим образом: просим выдать нам все имеющие действующие постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Ответ был дан, что не предусмотрено выдача потерпевшим копий постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела не предусмотрено УПК РФ. Действительно, прямого указания об этом нет в УПК РФ. Но нет и запрета. И кроме этого в материалах уголовного дела есть Постановления о продлении расследования по уголовному делу № 20/849, которое многократно продлевается каждый квартал. Нам не дают копии Постановлений, но предоставляют возможность ознакомиться с правом выписать из этих документов интересующую нас информацию При этом выписывать материалы нужно в специально заверенную следователем тетрадь, чтобы выписки были применены, как документы для защиты прав. Однако следователи не разъясняют это право потерпевшим. Таким образом, выписки не представляют собой документы, на которые можно будет в последствии сделать обоснованные выводы.

Вынесенные следствием Постановления о продлении срока расследования практически копируют друг друга: поиски оставшихся неопознанных террористов, опрос потерпевших и ещё долгое время проводили криминалистическую экспертизу по первым взрывам ( эксперты - военные сами себя проверяли и благополучно доказали, что они не нарушили закон и по заложникам не стреляли). Ни одного предложения, хотя бы из конституционного требования: все перед законом равны, нет в Постановлениях о продлении расследования по уголовному делу № 20/849 в отношении действий военных. У следователей нет вопросов к должностным лицам и к военным, присутствовавших около здания школы, а у нас у потерпевших вопросы есть. Но нас следствие лишает право получить ответы на наши вопросы. Шесть лет не малый срок .

Статья 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует свободу получения и распространения информации, причем ограничения этих прав возможны только в соответствии с законом и должны быть действительно необходимы в демократическом обществе. Ссылка на то, что ходатайства потерпевших необоснованны и потому не подлежат удовлетворению, нарушают права потерпевших на объективное расследование. Потерпевшие выражают озабоченность в связи с полной засекреченностью материалов дела по расследованию трагедии, которое при недобросовестном ведении расследования может привести к невозможности провести всестороннее расследование и привлечении виновников трагедии к наказанию.

На основании вышеизложенного:

Просим:

1.    Признать действия (бездействия) следственной группы, проводивших расследование по уголовному делу № 20/ 849 в части необоснованного объявления потерпевшим о секретности материалов уголовного дела незаконными;

2. Признать действия (бездействия) следственной группы, проводивших расследование по уголовному делу № 20/ 849 в части проведения судебно-медицинских экспертиз тел погибших по внешнему осмотру незаконными;

3. Признать действия (бездействия) следственной группы, проводивших расследование по уголовному делу № 20/ 849 в части необоснованного утверждения следователя А.Н. Халина, что применение огнеметов и гранатометов были обусловлены необходимостью и там где стреляли по террористам не было заложников необоснованным и значит - незаконными.

4. Признать отказ в ознакомлении с личными вещами погибших -незаконным;

5. Признать действия (бездействия) следственной группы, проводивших расследование по уголовному делу № 20/ 849 в части необоснованного отказа в предоставлении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела из материалов уголовного дела -незаконными;

6. Признать действия (бездействия) следственной группы, проводивших расследование по уголовному делу № 20/ 849 в части отсутствия расследовании в отношении должностных лиц, входящих в состав оперативного Штаба ( обоснование содержание Постановлении о продлении уголовного дела № 20/849) незаконными;

7. Признать действия (бездействия) следственной группы, проводивших расследование по уголовному делу № 20/ 849 в части отказе в сборе доказательств для выяснения причин гибели заложников и получения ранений потерпевшими незаконными;

8.     Обязать следственную группу по расследованию теракта - уголовное дело № 20/849, провести объективное расследование, в том числе и в отношении представителей силовых структур, присутствовавших в дни трагедии в Беслане,

пересмотреть ответы на вопросы потерпевших и дать исчерпывающие ответы,

предоставить потерпевшим возможность ознакомиться с личными вещами погибших.  

В порядке досудебной подготовки для вынесения обоснованного решения просим истребовать из уголовного дела № 20/852, № 20/849 следующие документы:

1. Комплексная криминалистическая (математического моделирования

взрывов, взрывотехнической и баллистической судебной экспертизы)

экспертиза;

2.     Свидетельские показания Тихонова А.Е.- генерала ФСБ РФ, Проничева В.- заместитель директора ФСБ РФ, Анисимова В.- заместитель директора ФСБ РФ, Калоева Т.- глава УФСБ ЮФО,

3.     Из материалов основного дела: мотивировка применения танков и огнёметов (постановление о возбуждения или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения танков 58 армией и огнеметов ЦСН ФСБ РФ);

4. Постановления об отказе возбуждении уголовного дела в отношении

должностных лиц;

5. Приказ на начало и конец контртеррористической операции;

6. Приказ о назначении руководителя контртеррористической операцией

в Беслане;

7. Все имеющиеся в материалах уголовного дела Постановления о продлении

расследования;

 

Приложение:

1. Копия ответа следователя А.Н. Халина от 01.10.2009 года за

№ 301/37-10421-09;

2. Копии жалобы от 27 июля 2010 года;

 

 

Подписи потерпевших: подписали жалобу 36 потерпевших и представителей потерпевших, представляющие интересы 71 человек.